Причины и последствия неудавшегося мятежа в Турции 30.07.2016

Причины и последствия неудавшегося мятежа в Турции



В ночь с 15 на 16 июля внимание мировой общественности было приковано к событиям в Турецкой Республике, когда произошла попытка государственного переворота, в котором основную роль взяли на себя представители особой в Турции касты — военные. Заметим, что в этот раз ядром заговора выступили генералы и адмиралы, не представлявшие вооруженные силы Турции в полной мере, как было ранее. Анализ этого резонансного события следует начать с разбора тенденций во внутри- и внешнеполитических действиях турецкого руководства, которые могли стать причинами готовящегося переворота.

На протяжении довольно длительного времени правящая Партия справедливости и развития (ПСР) осуществляла довольно спорную политику как в отношении основной части населения, так и в отношении этноконфессиональных меньшинств, в частности, курдов, проводилась ползучая исламизация и постепенный крен в сторону от светскости и идей Мустафы Кемаля Ататюрка. Подобные инициативы правящей партии привели к тому, что население подвергалось запретам на "публичные поцелуи, ограничению на продажу спиртных напитков и табака, а также на аборты" [1], что, естественно, вызвало мощную реакцию отторжения со стороны верных заветам Ататюрка граждан. Впрочем, следует признать, что число сторонников курса нынешнего президента Реджепа Тайипа Эрдогана достаточно велико; на последних ноябрьских парламентских выборах ПСР получила 49.5% голосов и 317 из 550 мест в парламенте [2]. Фактически половина турок являются сторонниками тех социокультурных тенденций в форме умеренной исламизации, наблюдаемых с начала прихода к власти Р. Эрдогана. В результате, в турецком обществе возник раскол, где сторонников и противников нынешнего курса приблизительно поровну. Само собой, такое положение дел не может не отражаться на настроениях не только в рядах простых граждан, но и в военно-политическом руководстве Турции.

Есть еще один фактор, придающий ситуации опасные свойства. Невозможность интеграции с Евросоюзом (ЕС) приводит к усилению позиций исламистов в Турции, причем, для этого им не нужно прилагать особых усилий — требования европейцев сами создают серьезную антирекламу вступлению в ЕС. Наконец, результат недавнего референдума в Великобритании лишь усилил позиции евроскептиков как внутри ЕС, так и за его пределами. Многие эксперты и обозреватели отмечают, что за brexitом вполне могут последовать выходы других стран, в результате чего возможно возникновение эффекта домино и распада всей наднациональной евроструктуры. При этом тенденции на раскол турецкого общества только усиливаются, т.к. среди населения все еще остаются сильными позиции кемалистов — сторонников светского общества. В результате возникает самоподдерживающийся режим нарастания противоречий как по объективным, так и по субъективным причинам.

Кроме внутренних противоречий, связанных с расколом общества на исламистов и кемалистов, существует и масса сложностей на внешнеполитических направлениях. Доктрина "ноль проблем с соседями", предложенная в 2008 году бывшим министром иностранных дел и премьер-министром Ахметом Давутоглу, полностью провалилась, поскольку последние годы Анкара часто делала все в точности наоборот — генерировала проблемы, не заботясь о последствиях. Оказалось, что исламизм Р. Эрдогана в неоосманской, пантюркистской форме ("Великий Туран") принципиально не согласуется с подобной доктриной, в результате чего все последовавшие годы можно было наблюдать системное расхождение реальности и официальных деклараций, усиливавшееся под действием множества факторов. После начала цепи деструкции режимов в ряде стран Магриба и Ближнего Востока под названием "Арабская весна" Анкара сделала ставку на устранение правительства Башара Асада в Сирии, которая также подверглась насильственной попытке смены власти, длящейся до сих пор. Упор на протурецкие группировки и откровенно террористические организации, которым активно предоставлялась помощь, взаимодействие с западными странами в вопросе снабжения и оказания всего спектра услуг террористам, привело не только к усилению и разрастанию конфликта, но и к эффекту отдачи внутри самой Турции. Недовольство значительных масс населения шагами Р. Эрдогана в ключевых направлениях социальной и политической сфер привело к падению поддержки, которую режим попытался искусственным образом поднять и, нужно признать, небезуспешно. Достаточно вспомнить одностороннее прекращение соблюдения режима перемирия с Рабочей партией Курдистана (РПК) в 2015 году, длившееся с 2013 года [3]. Ставка на поддержку боевиков Исламского государства в войне с курдами имела внутриполитические причины; возобновление военных действий против РПК было во многом направленно на внутреннего потребителя с очевидной целью сплочения вокруг лидера нации на фоне курдской угрозы. Однако, как говорил известный поэт-суфий Джалаладдин Руми в биографической работе востоковеда Р. Г. Фиша: "Каждое приобретение есть потеря, а каждая потеря — приобретение" — приобретя в поддержке среди населения, турецкий режим потерял хрупкое равновесие с курдами, впоследствии обернувшееся фактически гражданской войной в южных и юго-восточных провинциях государства. В итоге, Турция получила к катастрофе возле своих границ катастрофу на своей земле, чем только прибавила аргументов в пользу антиэрдагановских сил, недовольных откровенным политическим авантюризмом действующей власти. Как следствие, на протяжении многих лет сначала возникло, а затем лишь усиливалось, противоречие, неизбежное при текущем курсе режима и неблагоприятных внешних факторах. Попытки вступить в ЕС и формальное сохранение приверженности идеям Ататюрка при ползучей исламизации и геокультурном пантюркистском экспансионизме оказались принципиально несовместимыми. Более того, поскольку никакой объединяющей альтернативы не было предложено, а взятый противоречивый курс остался, то подобное положение дел не могло бесконечно находиться в подвешенном состоянии — рано или поздно должен произойти окончательный перевес в пользу одной из позиций, но ситуация такова, что решающего преимущества не в состоянии добиться ни сторонники исламизации, ни кемалисты. Первые не могут, потому что все еще сильны светские настроения, а вторые не могут из-за отсутствия реального прогресса в вопросе о вступлении в ЕС и весьма неоднозначных действий Запада, с его пропагандой нетрадиционных ценностей и других вещей, идущих вразрез с ценностями, традиционными для тюркских народов. Альтернатива происходящему одна — раскол общества, причем в весьма жестком сценарии. Само собой, все перечисленное выше не могло не сказаться на настроениях в турецком истеблишменте, где также имеются свои сторонники и противники шагов нынешнего режима. Авантюризм Р. Эрдогана во взаимодействии с другими государствами оказался дополнительным поводом для недовольства ряда высокопоставленных чиновников из гражданских и военных структур. Создав проблемы с целым рядом сопредельных и близких государств, например, с Сирией, Израилем, Россией и др., правящей верхушке пришлось в экстренном режиме пытаться налаживать отношения с частью их них, чему особенно поспособствовала недвусмысленная поддержка США курдов, на которых у Вашингтона есть свои планы, во многом несовместимые с существованием Турции как единого государства. Риск создания Сирийского Курдистана вполне может стать той стадией, после которой распад турецкого государства будет рассматриваться как вполне реалистичный сценарий. Подобные развороты Р. Эрдогана и его сторонников, попавших в ими же созданную ловушку, вызвали недовольство внутри военно-политического истеблишмента Турции. На это указывает недавний теракт в стамбульском аэропорту Ататюрка, ответственность за который возложили на Исламское государство, но которому в действительности подобный теракт не выгоден, о чем автор писал ранее [4]. Существует высокая вероятность того, что за атакой на стамбульский аэропорт стоят силы, весьма недовольные действиями турецкого лидера в последнее время.

На этом фоне вечером 15 июля появились первые сообщения о попытке военного переворота, с целью сместить действующее руководство Турции во главе с Р. Эрдоганом, которого, по его же словам, мятежники стремились физически устранить [5]. На авансцену вышла особая каста — военные. Заметим, что вопреки порой бытующему мнению, политическая традиция военных переворотов в Турции идет не со времени основания республики М. К. Ататюрком (в республиканский период произошло всего четыре военных переворота), а со времен Османской империи, где военные смещали султанов. Для примера достаточно вспомнить младотурецкую революцию 1908 года, когда офицеры-младотурки (младотурки — антиабсолютистское, националистическое движение в Османской империи, проводившее борьбу за восстановление первой турецкой конституции 1876 года — прим. К.С.) сместили султана Абдул Хамида II. Соответственно традиция военных переворотов в Турции длится намного дольше, чем часто принято считать. Военные всегда были особой кастой в турецком обществе и оказывали огромное влияние на политику, проводимую властями. По-сути военные сами были властью, проявлявшими себя в критические моменты истории своей страны, особенно после создания светской республики.

Все предыдущие перевороты увенчивались успехом, однако на этот раз мятежники потерпели поражение, которое для многих из них будет стоить жизни и свободы. Однако возникает вопрос: почему военные в этот раз не смогли добиться нужного им результата? Ряд фактов и процессов указывает на то, что у попытки пятого в истории Турецкой Республики переворота имелось двойное дно, а на возникновение заговора путчистов повлияли не только вышеперечисленные обстоятельства. Прежде всего, дадим оценку тому, когда могла начаться подготовка к мятежу. На взгляд автора, мнения о том, что подготовка к перевороту длилась не более одних, максимум, двух суток не выдерживает никакой критики. Подобное утверждают люди, которым никогда не доводилось управлять коллективом более чем из пяти человек, из разных ведомств. Известно, что уже задержаны, по меньшей мере, 118 генералов и адмиралов, подозреваемых в причастности к мятежу, 43 из них арестованы. Причем следует учесть, что в Турции всего 359 генералов и адмиралов, т.е. количество задержанных и арестованных военных из высшего офицерского состава равно трети от их общего числа, включая бывшего главкома ВВС Акына Озтюрка, предположительно являющегося одним из лидеров переворота. Весьма внушительное количество причастных к мятежу говорит о масштабности процесса подготовки, который ни технически, ни организационно невозможно спланировать с нуля в течение 24-48 часов. Кроме того, можно вспомнить переворот, произошедший в ночь с 11 на 12 сентября 1980 года, с приходом к власти военных во главе с начальником Генерального штаба и председателем Совета национальной безопасности генералом Кенаном Эвреном. Как совершенно справедливо отмечает кандидат исторических наук Ягудин Б. М. в своей работе [6] "военный переворот 12 сентября 1980 г. был подготовлен не в спешке, а заблаговременно и тщательно. Как полагают аналитики, еще в 1978-1979 гг. армейское командование стало осуществлять некоторые подготовительные мероприятия. Однако непосредственные оперативные планы стали разрабатываться после фактического игнорирования гражданскими политиками "Меморандума" Президенту от 1 января 1980 г.". Кроме того, еще в конце марта ряд турецких СМИ распространили информацию о готовящемся перевороте, опубликованную во время визита Р. Эрдогана в США, но немедленно опровергнутую турецким Генштабом [7]. О самой возможности переворота в марте месяце сообщали также западные эксперты [8]. Подведя промежуточные итоги, можно с высокой долей уверенности говорить о том, что подготовка к перевороту началась за несколько месяцев до его активной фазы.

Помимо сказанного, важно проанализировать вероятную причастность других ведомств к попытке мятежа. Так пресс-секретарь Национальной разведывательной организации (Milli İstihbarat Teşkilatı, MIT) Турции Нух Йылмаз в эфире телеканала NTV заявил, что попытку военного переворота "организовало командование ВВС и жандармерии страны" [9]. Однако, как можно объяснить, что контрразведка Турции, которой также занимается упомянутая MIT, не знала о готовящемся мятеже, хотя в его подготовке принимали участие свыше ста офицеров высшего командного состава? Довольно трудно представить, чтобы в стране, где военные перевороты являются если не обыденностью, то нередким явлением в ее истории, спецслужбы не занимались мониторингом настроений в среде военных. Значит, либо контрразведка допустила серьезную ошибку, либо среди спецслужб есть свои недовольные действиями режима, которые сознательно дезинформировали Р. Эрдогана и его окружение о приготовлениях к мятежу. Косвенно на это указывают поступавшие в СМИ сведения о возможных кадровых перестановках в руководстве MIT. В частности, руководителя MIT Хакана Федана, по сообщениям некоторых турецких СМИ, собирались снять с занимаемой должности и отправить на место работы послом в Японию (т.е. фактически в ссылку), хотя впоследствии сам Х. Фидан в ходе визита в Африку лично сообщил, что не отправлен послом [10]. Аналогичная информация о кадровых перестановках в среде военных и госструктур поступала ранее [11]. Причина тому, как сообщается, является борьба со сторонниками проповедника Фетхуллаха Гюлена - основателя общественно-политического движения "Хизмет", много лет находящийся в ссылке и проживающий в Пенсильвании (США). Сторонники Р. Эрдогана настаивают на том, что в нулевые годы приверженцами учения Ф. Гюлена была наводнена практически вся госструктура Турции, куда осуществлялась их массированная инфильтрация [12]. По всей видимости, в определенный момент, когда между Ф. Гюленом и Р. Эрдоганом еще не было открытой вражды, нынешний президент, вначале пользовавшийся поддержкой проповедника, называвшего не иначе как ходжа (тур. "наставник", "учитель"), начал выходить из-под контроля, поскольку мощное влияние гюленистов на политические и социальные процессы в стране были несовместимы с амбициями Р. Эрдогана. На счет того, почему именно произошел раскол между этими фигурами, дискуссии ведутся до сих пор, однако многое указывает на провал попытки использовать перспективного политика с ярко выраженными лидерскими качествами, вследствие чего объект управления превратился в самостоятельного игрока и решил не делиться властью с тем, кто его поддерживал. Фактически не гюленисты использовали Р. Эрдогана, а наоборот; пока он не обладал достаточным влиянием, то пользовался поддержкой сторонников своего ходжи, но когда ситуация изменилась Ф. Гюлен и его последователи оказались лишними элементами, подлежащими устранению. В полной мере этого достичь не удалось, однако нынешний глава турецкого государства постепенно взялся зачищать Турцию от гюленистов. Таким образом, противостояние между этими двумя деятелями носит скорее личный характер, основанный на нежелании делиться властью со своим противником, нежели обладает некой идеологической подоплекой.

В итоге, среди противников действующей власти присутствуют как гюленисты, так и кемалисты. Причины для устранения лидеров турецкого режима у них разные, но цели вполне могут совпадать. Обе группы представлены в среде как военных и спецслужб, так и среди гражданских институтов. Теперь важно понять, почему заблаговременно не был выявлен заговор мятежников, для чего следует перечислить источники объективной информации, с помощью которых турецкий президент способен адекватно оценивать настроения в среде военных и прочих структур. Контрразведывательной деятельностью в Турции в основном занимается упомянутая MIT, фактически совмещающая в себе функции разведки и контрразведки. Аналогичная функция возложена на Отдел общественного порядка и безопасности (тур. Kamu Düzeni ve Güvenliği Müsteşarlığı, KDGM) МВД, Национальную жандармерию (Milli Gendarmerie) и отчасти военную разведку. С учетом информации о причастности жандармерии и некоторых военных, а также поступавшей информации о грядущих кадровых перестановках, совершенно логично, что в числе недовольных проводимой политикой лидером турецкого режима могли быть представители разных служб, которые и блокировали информацию о готовящемся мятеже. При этом, как стало известно, MIT все же сообщила Р. Эрдогану о путче в 16.00 мск 15 июля, в то время как сам переворот планировался на 03.00 мск 16 июля [13,14]. Если среди MIT и других структур были лица, участвовавшие в сговоре, то предупреждение за 11 часов руководства Турции о мятеже объясняется следствием выхода подготовки к перевороту в окончательную стадию и блокирование доступа информации перестало иметь смысл — причастные к мятежу спецслужбисты этим показали свою лояльность и на случай провала могли предстать не как соучастники мятежа, а как сила, участвовавшая в его предотвращении. Подчеркнем: масштаб подготовки переворота, особые отношения властей и военных при отсутствии данных о готовящемся перевороте у контрразведки на протяжении длительного времени — все это дает основания предполагать причастность ряда сотрудников органов госбезопасности к мятежу.

Если проанализировать действия заговорщиков, то нельзя сказать, что сам план небрежно и в спешке составлен: были взяты под контроль крупнейшие города, ряд коммуникаций и СМИ, военные центры управления. Причина его провала заключалась не в недоработке, а в отсутствии единства среди военных, большая часть которых оказалась лояльна властям. Заслуга в успешной зачистке вооруженных сил принадлежит действующему президенту, который во время дел "Эргенекон" и "Бальоз", не без помощи своих бывших соратников из числа гюленистов, провел массовые аресты в вооруженных силах. Как следствие в их среде не было единства, наблюдавшееся во времена предыдущих четырех переворотов со времени основания республики, что говорит о весьма тщательном анализе Р. Эрдоганом причин успеха предыдущих мятежей. Сумев учесть ошибки своих предшественников, он тем самым привнес большую трещину в фундамент пятого мятежа, во многом предопределившую его провал. Далее, отсутствие единства привело к нехватке ресурсов, из-за чего путчистам не удалось сделать главного — арестовать или физически уничтожить высший эшелон власти, а также оборвать каналы связи и управления войсками. Соответственно этим и объясняется перехват инициативы властями ближе к 2-3 часам ночи, в результате чего они смогли восстановить управление как войсками, так и суметь привлечь на свою сторону хорошо организованные группы своих сторонников. Последние — и такой вариант весьма вероятен — были своего рода заготовкой правительства на случай инспирированных извне массовых протестов, с целью создать контрструктуры (грубый аналог "антимайдана"), способные не допустить события, наблюдаемые в странах, где прошли т.н. "цветные революции". Даже при беглом просмотре съемок протестующих, где показаны чаще всего крепкие мужчины, видно как сторонники президента оказывали на солдат мощное психологическое давление и буквально парализовали бронетехнику войск путчистов. Естественно, не обошлось без инцидентов, в ходе которых погибло почти три сотни человек, но в целом возврат каналов связи над провластными силовиками и СМИ, а также с организованными сторонниками Р. Эрдогана в конечном итоге привел к провалу мятежа. Дополнительной дезорганизации в действия заговорщиков привнесло превентивное раскрытие их планов, что вынудило организаторов мятежа к форсированию его начала. Именно указанные причины, а не изначально плохая организация или спешная подготовка, лежат в основе провала переворота.

На протяжении всего пика кризисной ситуации в ночь с 15 на 16 июля и до сих пор власти Турции и лично Р. Эрдоган не устают повторять, что за мятежом стоит Ф. Гюлен и его сторонники. Доподлинно нет никаких точных сведений о причастности гюленистов к попытке переворота, но общая логика действий турецкого президента по очищению от их влияния в Турции весьма хорошо согласуется с произошедшим. При этом очевидно, что независимо от того, кто на самом деле стоит за мятежом, власти Турции обвинят Ф. Гюлена, поскольку неудачный мятеж — очень удобная возможность зачистить его последователей, что можно наблюдать все время после попытки переворота. Уже арестованы, задержаны или уволены десятки тысяч человек в среде военных, полиции, жандармерии, прокуратуры, госаппарата, судов, учебных и иных заведений. При этом введение чрезвычайного положения на три месяца говорит о неполном контроле над ситуацией, особенно после сообщений о пропаже 14 кораблей береговой охраны с адмиралом, на поиски которых отправили авиацию [15]. Кроме того, по информации Российского информационного агентства, ссылающегося на турецкую газету Hürriyet, до сих пор не найдены 25 спецназовцев, пытавшихся захватить Р. Эрдогана в городе Мармарис 15 июля, а посланные за ними два вертолета также пропали [16]. Если причастность Ф. Гюлена к перевороту действительно имеет место, при том, что сам лидер движения "Хизмет" всячески отрицает свое отношение к путчу и осуждает его, то практически неизбежно встает вопрос о том, насколько самостоятельно он действовал. По некоторым сообщениям из СМИ [17], тысячи школ и множество последователей основанного им движения используются ЦРУ в качестве прикрытия для своих операций, а профессор истории университета Анкары Неджип Хаблемитоглу, автор книги "Крот" о связях Ф. Гюлена с ЦРУ, был убит буквально накануне её публикации, состоявшейся 18 декабря 2002 года. Как пишет политолог Ш. З. Султанов, сам Ф. Гюлен является "одним из наиболее талантливых, а может и гениальных специалистов в сфере оргоружия", создавший колоссальную корпорацию, чье ядро "составляет классическая закрытая суфийская структура, основанная на принципах безусловного подчинения мюрида шейху. Внешним окружением такой структуры является "Хизмет", открытая организация, которая владеет по всему миру сотнями лицеев, колледжей, университетов, мечетей, молельных домов, общежитий и т.д. Внешне эта организация является воплощением идеи служения обществу. Скрытая, и гораздо более существенная ее функция заключается в том, что она ищет, вербует, готовит профессиональные кадры, причем особый упор делается на поиске талантливых людей" [18]. Таким образом, если причастность к попытке переворота гюленистов соответствует действительности, то с высокой вероятностью он не был самостоятелен в собственных действиях, что укладывается в предысторию непростых отношений Анкары с Вашингтоном, который, на основании сказанного выше, использует "Хизмет" как инструмент давления на действующий режим Турции и лично Р. Эрдогана.

Наконец, в общую геополитическую обстановку, на фоне которой была организована попытка переворота, укладывается сообщение иранского агентства Fars [19], с ссылкой на арабские СМИ, ссылающиеся, в свою очередь, на турецких дипломатов, опубликовавшее информацию о том, что в деле оповещения турецкого руководства о готовящемся перевороте важную роль сыграла российская разведка. Согласно источникам были перехвачены кодированные радиограммы и важные сведения, которыми обменивались мятежники из числа военных, после чего они были переданы MIT, а уже разведка сообщила президенту. Предположительно, военные и аппаратура, с помощью которой был осуществлен перехват сообщений, расположены в Сирии на авиабазе Хмеймим. Пресс-секретарь Президента России Д. Песков уже сообщил, что не знает "на какие источники ссылается агентство Fars" [20]. Поскольку достоверность данных источника обычными методами, без доступа к закрытой информации, проверить невозможно, то к ним следует отнестись с осторожностью. Если же такой случай в действительности имел место, тогда он не противоречит тому, о чем было известно ранее - из-за наметившейся политической изоляции, являющейся следствием весьма авантюрной политики турецких властей, Анкара совершила разворот в сторону России и Израиля в попытке налаживания отношений с этими странами после их разрыва (подробней см. в работе [4]). Очень высока вероятность суперпозиции различных факторов, которая и привела к попытке военного переворота. Здесь важна роль действий самого Р. Эрдогана, в т.ч. и при развороте в сторону России, роль кемалистов и гюленистов, поскольку представители и тех и других присутствуют во всех общественных стратах и организациях, а также внешние факторы, чье участие обнаруживается по косвенным признакам. Вероятность участия иностранных спецслужб в провальном путче довольно высока; например, в США есть ряд влиятельных кругов, недовольных лично Р. Эрдоганом, не говоря уже про ЕС, с которым турецкий президент в последнее время общался на языке конфронтации и ультиматумов. Также возникают вопросы, связанные с арестом генерала Бекыра Эрджана Вана — начальника авиабазы Инджирлик, подозреваемого в связях с мятежниками [21]. Известно, что власти Турции во время подавления переворота закрыли доступ на базу и воздушное пространство над ней, а кроме того ее обесточили. Помимо этого, использовавшиеся путчистами истребители F-16 заправлялись двумя самолетами-заправщиками типа KC135R с авиабазы Инджирлик [22]. Остроты ситуации добавляет тот факт, что на территории данной авиабазы хранятся ядерные бомбы B61 [23] в количестве 50 штук, составляющие 25 процентов от всего запаса в распоряжении НАТО [24]. Как следствие, Пентагону пришлось срочно корректировать свои операции в Сирии для поддержки курдов, осаждающие город Манбидж, все еще находящийся под частичным контролем боевиков Исламского государства. Само собой, наличие американских самолетов означает сопутствующую логистическую инфраструктуру и материально-техническое обеспечение, а также создание соответствующих условий для обеспечения безопасности американских военных, а значит, наличие разведки и контрразведки. Суммируя сказанное, несмотря на отсутствие данных о прямой связи между американским разведсообществом и путчистами, возможности для осуществления взаимодействия с последними у американцев есть и они значительно превосходят возможности любой другой страны мира.

Заключение

Несмотря на удачный исход (на 28 июля) попытки переворота для действующих властей в Турции, их последовавшее рвение в деле зачистки неблагонадежных лиц не повлияет на процесс ухудшения ситуации. Соответственно само подавление переворота (который есть следствие тесного переплетения объективных внутренних причин и, вероятно, действий внешних бенефициаров) никак не решает существующие противоречия и лишь откладывает накопление критической массы недовольства как внутри Турции, так и за ее пределами. Возле турецких границ идет мощнейший, чрезвычайно сложный конфликт, неразрешимый в обозримом будущем, при этом внутри страны обстановка деградирует с каждым днем, поскольку к потрясениям, связанным с попыткой переворота, добавляется война с курдами, ежедневно публикующими отчеты о противостоянии с турецкими военными. Фактически власти сейчас действуют без особого разбора и подвергают тем или иным репрессиям практически всех, в ком видят угрозу, даже если эти люди не имеют отношения к собственно попытке переворота. На это указывают аресты и увольнение учителей и деканов университетов [25]. Отсутствие перспектив по вступлению в ЕС способно в определенной степени деморализовать кемалистов и западников в целом, но с другой стороны вынудить их к решительным действиям. Пока инициатива и психологическое преимущество на стороне провластных сил, но вопрос в том, как долго такое состояние способно продержаться. В итоге Р. Эрдоган рискует совершить классическую политическую ошибку: чрезмерным давлением на своих противников из числа кемалистов и гюленистов он может подтолкнуть их к более тесной координации и взаимодействию против него, а также поиску поддержки среди внешних игроков, заинтересованных в свержении нынешнего режима и установлению такой власти, которая будет более приемлемой в самой Турции и за ее пределами. Центробежные тенденции внутри турецкого государства продолжат нарастать, поскольку нет и в ближайшее время вряд ли появится сила, способная предложить некий универсальный вариант его развития, объединяющий разные политические и общественные течения, и вывести страну из того стратегического тупика, в котором она оказалась. В противном случае внутренние противоречия и внешние факторы, в т.ч. инспирированная извне фрагментация Турции руками курдов, вполне способны привести к появлению нового Ирака и Сирии, только в еще больших масштабах. Социальный взрыв, умело корректируемый извне, может дать начало полномасштабной гражданской войне, где к противостоянию по линии курды-турки прибавятся противостояния кемалистов с исламистами, исламистов с гюленистами. Наконец, подобный исход неизбежно приведет к всплеску терроризма и миграции в страны ЕС — если данный сценарий в контексте преследуемой рядом глобальных игроков стратегии по ликвидации суверенитета стран окажется реальным, то единый комплексный конфликт от Йемена до Турции, от Алжира и Ливии до Ирака получит дополнительный колоссальный импульс. В конечном итоге, развал евразийского пространства, начатый с Магриба, продолжится в направлении на Иран и регион Центральной Азии, а также в сторону Турции и ЕС.

Постепенно все четче проявляется многоходовая комбинация по коренному изменению облика Евразии, где распад ЕС через выход ряда стран из него и усиление террористической активности вместе с миграционным кризисом совмещается с перекраиванием политической карты Большого Ближнего Востока руками исламистов. Кажущиеся независимыми процессы все больше воспринимаются единым и неразрывным целым, проявлением организационного оружия нового уровня, где грань между войной и миром постепенно уходит в прошлое. Противодействие подобной угрозе требует фундаментального пересмотра имеющихся подходов и в зависимости от того, будет ли это сделано, а главное, будет ли на то политическая воля тех, против кого данная угроза создается, зависит облик нового глобального порядка в XXI веке, останутся ли на карте мира государства или же человечество войдет в новый этап своего существования, постгосударственный, где на смену устаревшим политическим организациям придут принципиально новые.

Автор: Константин Стригунов

Источники:
[1] http://riss.ru/smi/3920/
[2] http://ria.ru/world/20151112/1319198207.html
[3] http://www.rbc.ru/politics/29/07/2015/55b7843c9a794750197701ae
[4] http://eurasian-defence.ru/?q=eksklyuziv/sledam-terakta-stambule
[5] http://izvestia.ru/news/622904
[6] Ученые записки Казанского государственного университета, "Государственный переворот 12 сентября 1980 года в Турции", т. 150, кн. 1, Гуманитарные науки, 2008.
[7] http://ria.ru/world/20160331/1400314484.html
[8] https://www.aei.org/publication/could-there-be-a-coup-in-turkey/
[9] http://ria.ru/world/20160716/1467219205.html
[10] http://haqqin.az/news/72064
[11] http://ru.sputnik.az/expert/20160721/406486222.html
[12] http://ru.sputnik.az/expert/20160721/406486222.html
[13] https://russian.rt.com/article/312895-smi-razvedka-turcii-byla-osvedomlena-o-gotovyaschemsya
[14] http://ria.ru/world/20160719/1471223536.html
[15] http://ria.ru/world/20160720/1472456782.html
[16] http://ria.ru/world/20160719/1471179737.html
[17] https://rg.ru/2016/07/21/zapadnye-specsluzhby-mogli-znat-o-gotoviashchemsia-perevorote-v-turcii.html
[18] http://www.izborsk-club.ru/content/articles/2571/
[19] http://en.farsnews.com/newstext.aspx?nn=13950430001452
[20] http://www.interfax.ru/russia/519747
[21] http://www.interfax.ru/world/519019
[22] http://inosmi.ru/social/20160717/237220918.html
[23] http://www.newyorker.com/news/news-desk/the-h-bombs-in-turkey
[24] http://ria.ru/world/20160722/1472592094.html
[25] http://www.bbc.com/russian/news-36871202

www.warandpeace.ru


Считаете ли вы, что неудавшийся военный переворот в Турции является не следствием недоработок и упущений тех, кто готовил переворот, и не следствием заблаговременно поступавшей информации о подготовке военного мятежа, в том числе и со стороны России, ведь Р.Эрдоган не стал бы дожидаться начала мятежа, чтобы взять с поличным всех заговорщиков, на самом деле неудавшийся мятеж – это фальш – флаг, намеренно ложное действие, проведенное США с использованием внутренней нестабильности в Турции, для выявления всех «за и против» в обществе и в военном ведомстве, своеобразная разведка боем, в пользу этой версии говорит то, что мировое сообщество пригрозило Р.Эрдогану последствиями в случае, если президент Турции введет смертную казнь, при этом очевидно ослабление власти Р.Эрдогана в стране, так как неудавшийся переворот расколол Турцию на несколько частей и вселил радость в сердца курдов, увидевших надежду на собственную автономию, но важно подчеркнуть проведение операции «переворот» накануне больших стратегических сдвигов в Европе?





  

К списку опросов

Возврат к списку

Новости

16.12.2017
Ученый назвал потенциальные регионы начала Третьей мировой войны
Американский ученый Роберт Фарли, занимающийся вопросами национальной обороны, перечислил пять регионов мира, в которых в 2018 году гипотетически может начаться Третья мировая война.
16.12.2017
РФ в октябре нарастила вложения в US treasuries
Россия в октябре увеличила вложения в казначейские ценные бумаги США на 1,1 миллиарда долларов — до 105 миллиардов долларов, сообщает министерство финансов США.
16.12.2017
Эрдоган предрек потерю Мекки после решения Трампа по Иерусалиму
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган высказал опасение, что после потери Иерусалима мусульмане могут потерять Мекку и Медину.
Все новости
Слава России МАПО "Народная защита" Созидатель Русский Дом Русская народная линия КПРФ Справедлив­ая Россия Москва 3 Рим